Из подголовной книги Шимы Танико
рада вас видеть
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Из подголовной книги Шимы ТаникоПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Здравствуйте. Шима Танико 
Второй аккаунт. Первый - ­тут вот
Чисто творческий днев. Стихи, фанфики и прочее нечто.
Заходите, читайте, если возникнет желание - комментируйте, буду рада всем.

­­

З.Ы. Я уже сто лет на этот аккаунт не заходила, и пока не планирую, читайте записи на втором=)

З.З.Ы. Убедительная просьба, не рассылайте спам. Надоело уже.

Категории: Предисловие
среда, 11 июня 2014 г.
Еще одно стихотворение Шима Танико 14:44:42
Из тех, что ночью, пока я их писала, казались гораздо лучше, чем утром.

Тяжко тучи над городом сходятся,
И трубят грозовые рога.
Сжечь на площади люди торопятся
Ту одну, что мне так дорога.

Ну и что, что глаза не зеленые,
И не рыжая вовсе коса,
Кто-тот видит печать злого омута
Даже в этих льняных волосах.

Мол, душа твоя продана демону,
И, мол, сердца в груди уже нет.
Об одном лишь святоши не ведают:
Ты действительно отдана мне.

Много лет я хранил твою душу,
Если хочешь, обратно вложи,
Но ты чище законопослушных,
Без души ты добрее живых.

Ты моя, и я этим гордился,
И о встрече с тобою мечтал.
Не прощу себе то, что забылся
И что чуть было не опоздал.

Больно мне, что улыбка украдена,
И что щеки так страшно белы.
Ножом по сердцу рваные ссадины
И на нежных руках кандалы.

Но я здесь, и уже не позволю им
Причинить тебе столько вреда.
Ты не бойся, родная, меч огненный
Не коснется тебя никогда.

Да, сейчас им, бесчувственным, верится,
Будто власть их сильней ворожбы,
Но сожжен будет тот, кто осмелится
Срезать волос с твоей головы.

Мне б обнять тебя крепко, любимая,
Унести на руках сквозь толпу...
Только - рано. Поэтому жди меня,
Жди и помни - я скоро приду.

Мне не жаль их. С жестокой беспечностью
Я готовлюсь к расправе своей.
Для тебя я б пожертвовал вечностью,
И уж точно - не жаль палачей.

Мы уйдем из краев, где все мнимое,
Где преступно так крепко любить,
И тогда, ты же слышишь, любимая,
Не оставлю тебя ни на миг.

Ты забудешь про боль, унижения,
Мои ласки тебя исцелят,
И никто, ни единым движением
Не осмелится мне помешать.

Инквизитор бормочет напутствие,
Подползает поближе народ...
И не слышат в жестком бесчувствии,
Как тихонько трещит эшафот.

Пламя вырвалось. Крики, смятенье,
Кто-то даже заметил меня.
Кто ж просил приговаривать ведьму,
Чей хозяин - владыка огня?

Но теперь ты уже недоступна им,
Нежно скрыта моею рукой.
Что же плачешь ты, милая, глупая?
Я - твой демон. И я за тобой.
комментировать 59 комментариев
воскресенье, 13 апреля 2014 г.
Осенняя песня Шима Танико 14:51:00
Я сошью себе красное платье,
Кровь на пальцах моих незаметна.
Легкий шарфик заменит объятья,
Блеск луны станет солнечным светом.

Я спущусь босиком по ступеням -
Мокрый мрамор, холодные ступни.
Липы золотом скроют аллеи -
Мне другое пока недоступно.

Я пройдусь вдоль старинной ограды,
Пальцы лягут на медные ветви,
И роса просыпается градом
На траву, что взошла на рассвете.

Потеряюсь с потрепанной книжкой
На туманных и диких озерах,
Чтобы слово казалось излишним
В этих смирных осенних узорах.

Но ворвешься ты солнечным ветром,
И закружишь в пылающем танце,
Чтоб навек я забыла обеты
Никогда ничему не смеяться.

Без оглядки теперь променяю
На твой взгляд и объятья дурмана
И тропинки осеннего рая,
И заросшие илом фонтаны,

И полянку цветов миловидных,
Где с утра обнималась с березой...
И мне станет мучительно стыдно,
Когда нежно утрешь мои слезы.

Ты в ладони возьмешь мою душу,
Ты позволишь в объятьях согреться,
И захочется вечно мне слушать,
Как стучит твое жаркое сердце.

Ты заменишь росу водопадом,
В старых статуях звезды заблещут,
А в дожде загрохочут раскаты,
Чтобы стало светлее и легче.

Вновь распустятся плющ и шиповник,
Защебечут весенние птички,
И покажется жизнь полнокровной,
А любовь потеряет кавычки.

Не забыть уголок, где ютился
Под кувшинками пруд лебединый,
Где цветком поцелуй распустился
И само прозвучало "любимый".

И теперь под полотнами света
Улетаем в твою бесконечность,
Чтобы там, в мире, солнцем прогретом,
Мы остались в объятьях навечно.

И опустятся клочья тумана
В опустевшем саду на аллеях,
Под навесом из кленов багряных,
Где остались пустые качели.

Здесь другая найдет мою книжку,
Над стихами невольно заплачет.
Так давай, если нас еще слышно,
Пожелаем бедняжке удачи.

Категории: Стихи, Фикбук
комментировать 10 комментариев
вторник, 4 марта 2014 г.
Встреча выпускников Шима Танико 17:25:24
Тихий гул ночного бара,
До рассвета не уснешь!
От того, что с нами стало,
Иной раз бросает в дрожь.

Кто с айфоном, кто с планшетом,
Кто-то с Нокией в руках,
Кто в Европу ездил летом,
Кто в дизайнерских очках.

Кто-то сделал предложенье,
Кто-то копит на 'Каен',
Кто в три глотки ест печенье,
Кто обходится ничем.

Кто идет в магистратуру,
Кто-то - в третий академ,
Кто от тройки пьет микстуру,
Кто халявит без проблем.

У кого-то две работы,
У кого-то две семьи,
Кто один всю жизнь, а кто-то
Обзаводится детьми.

Тоже было: у кого-то
Странный взгляд и аппетит,
Кто-то пьет три дня, а кто-то
В наркологии лежит.

Кто уехал за границу,
Кто из армии пришел,
Кто поймал в руке синицу,
Кто разбился, как орел.

У кого-то частный бизнес,
У кого-то жизнь взаймы...
Я смотрю, и вижу призрак.
Неужели это мы?


Категории: Стихи
комментировать 7 комментариев
четверг, 30 января 2014 г.
Январь, весна, коты Шима Танико 12:23:49
А весна позовет в минус тридцать,
В этот поздний и стылый январь,
Светлой трелью бездомной синицы
Просвистит сквозь морозную хмарь.

Зашевелится трепетом в легких,
Схлынет кровью от мозга к ногам,
Чтоб свободной и быстрой походкой
Прямо в сердце вошел ураган.

Ты забудешь свой блог и компьютер,
Тебе лень будет думать и спать,
Понесутся потоком минуты -
Даже кот начнет раньше линять.

Ты уронишь зачетку в окошко,
Позабыв про "Халява, приди!",
Заведешь себе рыжую кошку -
Вдруг твой Барсик скучает один?

И с котами (да-да, только вместе)
Побежишь в пять утра на вокзал...
До весны еще минимум месяц,
Только вам бы кто это сказал.

Категории: Стихи
комментировать 1 комментарий
среда, 29 января 2014 г.
Тайный клуб учителей истории Шима Танико 06:49:38
«Пожалуй, мне не стоило брать еще одну подработку», - вздохнула Саша, заходя в маленькую каморку со швабрами и ведрами. Стипендия аспирантки, конечно, невысока, а научная работа поглощает все ее и без того невысокие доходы, но она не могла себе представить, что работа уборщицы в небольшой районной школе может оказаться настолько сложной. И пусть ввиду неопытности ей доверили всего два этажа в одном крыле – но это были верхние этажи, а Саша панически боялась высоты. И как прикажете окна мыть? Но деньги были нужны.

«Ничего, поработаю еще недельку, а там посмотрим», - решила она, снимая рабочий халат и выходя из каморки. На выходе ее поймала бойкая девушка (пожалуй, ненамного старше самой Саши):

- Ой, а можно вас о помощь попросить? Вы же новая уборщица, да?

- Да, а что случилось?

- Я забыла отнести у учительскую свою рабочую программу, а сейчас мне нужно бежать, это так срочно… Вы не отнесете?

Спешить было особо некуда, все равно лаборатория сегодня уже закрыта, да и архив тоже. Темновато, конечно, но Саша была не из тех, к кому подвыпившие обитатели подворотен могли бы проявить интерес.

- Хорошо, я отнесу.

- Ой, большое спасибо. Меня Вера Викторовна зовут, ну то есть просто Вера, я преподаю литературу. А вас?

- Александра.

- Очень приятно! Вы такая интеллигентная девушка, зачем вам быть уборщицей? Ой, извините, я правда тороплюсь, мы еще пообщаемся… - и не в меру эмоциональная особа упорхнула.


***
Саша поднялась на ненавистный четвертый этаж и распахнула двери учительской. Все присутствующие повернулись к ней, и девочка в замешательстве остановилась. В комнате сидели только мужчины, в основном старше нее, но едва ли хоть кому-то из них перевалило за сорок. И все выжидательно смотрели на нее.

А продолжение вот тут: http://ficbook.net/­readfic/1636223

Категории: Рассказик, Стёб
комментировать 3 комментария
четверг, 23 января 2014 г.
Норм Шима Танико 15:28:16
Написано по заявке на Фикбуке (http://ficbook.net­/requests/109039).
Версия черновая, так что пока еще полно косых рифм.


Здравствуй, Барсик. Урчащие ноты.
Как ты тут, без меня? Не грустил?
У меня все норма... Ой, чего ты?
Снова утром никто не кормил?

Здравствуй, Оль! Как я выгляжу?.. Знаешь,
Ты сестра, ты мне можешь не врать.
Я не то чтобы не доверяю,
Только "Норм" начинает пугать.

Анна Павловна! Здравствуйте! Помню,
Текст вот-вот уже будет готов,
Все нормально, сегодня закончу.
Это вы ведь про тот... Про котов?

Да, привет. Со стипендией? Точно,
Я сегодня зайду в деканат.
Все нормально. Конечно, не срочно.
Документы под стулом лежат.

Вера Юрьевна? Да, курсовая,
Завершаю вторую главу.
Сроки, да, успеваем до мая,
Все нормально, я даже не вру.

Здравствуй, милый. Скучаю, конечно.
Я, наверно, приеду с утра.
Ты мой самый родной человечек.
Все нормально, а ты-то там как?

Здравствуй, мам. Да, конечно, в порядке,
Потихоньку живу и учусь.
Все норма... С зимней сессии? Вряд ли,
Уж к весне-то зачетов добьюсь!

Здравствуй, Барсик. Да-да, ты голодный,
Да и если б еще ты один.
Все нормально, запомни. Сегодня
У нас есть с тобой банка сардин.

Категории: Стихи, Стёб
комментировать 2 комментария
понедельник, 9 декабря 2013 г.
Я знаменит - 2 Шима Танико 11:42:32
И снова мои стихи в статусе у кого-то=)
­­
комментировать 4 комментария
суббота, 7 декабря 2013 г.
Ну очень мимимишный стишок про котика Шима Танико 10:29:22
У меня репутация ведьмы,
Ну там, знаете - карты, метла...
Конечно же, это сплетни,
А началось все с кота.
Таких котов не заводят -
Он сам к нам однажды пришел,
Потребовал рыбки и скромно
Скользнул черной тенью под стол.
Сейчас ему лет тринадцать,
И он понемногу седеет.
Мы зовем его Станиславским,
Так как он ничему не верит,
Но зато этот кот понимает
И все помнит от слова до слова.
На вранье вас спокойно поймает
И укусит до крови беззлобно,
Разведет удивленно ушами,
Или глазки растянет в улыбке.
Может ткнуть, раз уж встретился с вами,
Своим носом в ваши ошибки.
Впрочем, в целом людей он любит,
Хоть по взгляду его не прочесть.
Ненавидит сторонников Шреддингера -
И, возможно, планирует месть.
Он носит рыжую ленту
В знак защиты животных и черных.
Презирает котят в интернете
И не верит в британских ученых.
У него специфический юмор:
Не садитесь в черное кресло,
И снимите его с ноутбука,
Если строчка куда-то полезла.
У меня репутация ведьмы,
Только магия здесь ни при чем:
Не одна ведь я на рассвете
Прилетаю с черным котом.

Категории: Стихи, Стёб
комментировать 14 комментариев
суббота, 23 ноября 2013 г.
Я знаменит Шима Танико 12:43:09
Лол, мои стихи уже на статусы растащили.
­­
комментировать 10 комментариев
суббота, 28 сентября 2013 г.
Будни царства смерти Шима Танико 04:40:00
Текст еще сыроват, буду редактировать, и, возможно, поменяю концовку, но пока так.
Подробнее…Бог Подземного Царства редко выходил на поверхность – яркий свет его раздражал, да и незачем особо было. Но в тот день захотелось сменить обстановку, и к тому же, появилась определенная необходимость. Аид стал выбиваться из образа. Ему по своей сути положено совершать злодейства и наводить ужас, но люди и сами дохли как мухи (спасибо отдельное Зевсу, Аресу, да и Афродите с Афиной заодно), и из грозного божества он превратился в унылого бюрократа. С этим нужно было срочно что-то делать, и Аид отправился на поверхность в поисках идей.
Можно было, например, совратить замужнюю женщину, явившись к ней в образе ее собственного мужа. Ну, или необязательно мужа. Можно было поссорить кого-нибудь. Или даже прикончить тайком, распустив слухи о загадочных жестоких существах. Только это все было не то. Правда, убить смертного для бога загробного мира – не проблема, а вот анонимность сохранить… И так ведь чуть что – на него думают.
К тому же, большая часть вариантов уже банальны (снова спасибо любимому старшему брату), и, что хуже того, могли вызвать войну – а значит, рутинной работы станет еще больше. Этого не хотелось. И тут наконец идея нашлась.
Выглядела эта идея довольно мило. Светленькая голубоглазая богиня собирала на полянке цветочки, напевала песенки, и в целом вела себя, как и подобает юному невинному созданию (Аид ее даже сначала за нимфу принял). Что ж, женщина внизу не помешает.
Кажется, у северных народов, иногда забредавших на земли Эллады, были в ходу поверья о грозных монстрах, похищающих прекрасных дев. Вот и побудем монстром. Можно было бы закричать «Эврика!» (тем более что находка была гораздо более очевидной, чем у некоторых смертных всезнаек), но вместо этого бог подземного мира подхватил девушку и унес к себе, пока солнце не поднялось совсем уж высоко.
И это была одна из его величайших ошибок.

Первые два дня все шло, как положено – девица рыдала, он старательно ее утешал, обещал, что она будет с ним счастлива (на поверхности-то все равно не узнают), и даже почти поверил, что вместе им будет действительно хорошо. А на третий день она с ним согласилась, и даже вышла за него замуж. И началось.
Звали ее Персефоной, и была она дочерью Богини Плодородия (уже просчет – и так роли противоположные, а тут такой инцидент). Но этого мало, она еще и переняла дар своей матери, и через неделю в подземных пещерах росли цветочки и летали бабочки, а место летучих мышей заняли светлячки. И не надо спрашивать, откуда у нее были семена и личинки. В конце концов – он же ее вместе с букетом похитил.
Первое время Аид пытался это пресекать. Уничтожал клумбы, саму богиню запирал в темницу. Только вот все вырастало заново, а двери в подземельях были деревянные. Дерево ее слушалось, как, впрочем, и земля, и камни, и песок…
С этим еще можно было смириться, хотя и раздражало первое время. А потом стали происходить совсем уж странные вещи. Однажды он застал жену за шитьем. Вроде бы шить в Подземном Царстве не из чего, поэтому вопрос, где Персефона взяла все необходимое, показался ему логичным. В отличие от ответа:
- С миру по нитке…
Где она, интересно, здесь «мир» нашла? Аид уже приготовился к тому, что его жена раздевает мертвых, но правда оказалась еще хуже. Льняные плантации в дальних пещерах – куда ни шло. А вот то, что работали там под началом его жены усопшие…
Раз наказывать бесполезно – попытался поговорить. Железный аргумент – «Им же все равно тут делать нечего…». И бесполезно объяснять, что они и пришли сюда, чтобы страдать от безделья.
Ситуация начала напрягать. Аид уже был готов отпустить супругу на волю, по которой она так тосковала первое время, но боялся за репутацию. Не положено ему никого отпускать. Просто не положено. Это вопрос чести, которая для подземного бога значила очень многое.
Спасение пришло с совершенно неожиданной стороны. Обычно Зевс приносил с собой только новые проблемы или новые трупы. Поэтому его приход немного встревожил население подземных пещер (тем более, что верховный бог пришел с дарами Диониса – значит, разговор предстоит серьезный).
- Брат, вот честно я тебе скажу… - начал не очень трезвый Громовержец. – Ну нехорошо ты тогда поступил!
- Когда именно? – совершенно серьезно уточнил Аид.
- А ты шутник! – загоготал любимый братец. – Но я тут по поводу дочери Деметры. Это, кстати, тебе от них с Дионисом, - он поставил бутылку на стол. – Отпустил бы ты девчонку, а?
- С чего вдруг? - Аид мысленно ликовал, но выходить из образа не спешил.
- У Плодородной депрессия. Соответственно, никакого урожая в ближайшее время не предвидится. Люди вымирают, на меня жалуются, опять же.
Так вот почему их так много стало.
- А мне что с того?
- Ой, да не прикидывайся, знаю я, как у тебя тут все переполнено, - да, зато рабочая сила дешевая, - Ну и потом… Если тебе Персефона так уж нужна, держи, - Зевс протянул ему гранат.
- Что это?
- А ты о заговоренных плодах не слышал?
- Слышал. Но пока только о яблоках.
- А этот еще удобнее – тут зерен больше. Заговори, например, одно зерно на один месяц, который она должна будет проводить с тобой в год.
Дело начало принимать нехороший оборот, брата пора было выпроваживать, а потому Аид даже не стал спрашивать, что будет, если жена съест больше двенадцати зерен. Хорошо, что Персефона не любит гранаты.
В тот же вечер он подошел к своей обожаемой жене, отдыхавшей после тяжелого трудового дня на его стороне супружеского ложа.
- Скажи, родная… А ты не скучаешь по жизни на поверхности?
- А толку? Все равно я не могу туда вернуться.
Какие мы практичные.
- Почему же не можешь?
Она резко села.
- Ты хочешь меня отпустить?
- Если только ты согласна.
- Я не уверена. Нет, я очень рада, что ты понял, как я скучаю по земной жизни! Но и здесь у меня столько всего… Я не могу это так бросить!
- Ты ведь не бросаешь, ты просто передаешь это мне, - только бы согласилась, только бы согласилась!
- Если ты уверен, что сможешь справиться, то конечно.
- Родная, я один из верховных богов. Почему я не должен справиться?
Кажется, это ее успокоило. Остался маленький символический ритуал – иначе Зевс обидится, тогда жди как минимум совращения собственной пока еще жены, а значит, и проблем с Герой.
- Только прими от меня небольшой подарок на прощание, - и протянул ей гранат.
- Дорогой, ты же знаешь, я не люблю гранаты.
- Прости, я забыл, - да, она сейчас откажется его есть! – Но может, хоть пару зернышек попробуешь? – Пару зернышек. Не больше.
Она снисходительно улыбнулась, разломила гранат, и съела одно зернышко. А потом еще одно. И еще. И так шесть штук. Аид почувствовал, что седеет.
И как раз тут прогремел гром, и объявился изрядно набравшийся брат.
- Вот видишь, как все обошлось! Теперь ты свою возлюбленную на целых полгода получаешь, и тебе не так тоскливо, и Деметра успокоится! – и тут же исчез.
- Возлюбленную? – коварно улыбнулась Персефона. Этой ночью спать не придется, увы. Дочь богини плодородия от матери не только власть над растениями унаследовала.
Но, в конце концов, наутро она уехала, и это стоило небольших неудобств.

Полгода покоя пролетели незаметно. Аид махнул рукой и на льняные плантации, и на клумбы, и на светлячков, и просто наслаждался тишиной, даже решив под конец, что немного скучает по своей благоверной. Скучать пришлось недолго.
Жена вернулась не только с десятком чемоданов разноцветных туник и бестолковых сувениров, но и с возродившейся страстью к мужу. Потянулись бессонные ночи.
Казалось бы, ничто не могло нарушить вновь заведенный порядок – обработка льна мертвецами (теперь жена придумала отправлять на более тяжелую работу тех, кто, по ее мнению, хуже вел себя при жизни), долгие разговоры по вечерам, невозможность нормально выспаться, но одно событие слегка всколыхнуло относительно спокойную жизнь Подземного Царства. К ним заявился живой.
Сначала откуда-то со стороны Стикса раздалось пение. Аид было решил, что это очередная проделка жены, но потом она вошла, и спросила, что происходит.
- Видимо, к Харону кто-то из сатиров зашел, - предположил бог смерти.
Но двери распахнулись, и вошли икающие от хохота Харон и Гипнос, ведя под руки какого-то мужика с кифарой. Смотрелось это любопытно, но нужно было поддерживать имидж. Аид нахмурил брови, прочистил горло, и спросил:
- Кто ты, смертный, и зачем пожаловал в мои чертоги?
Пафосно, да, но работа обязывает. Мужик, впрочем, не смутился, и ответил в тон хозяину Царства:
- Зовусь я Орфей, и явился просить о пощаде!
- Так ты вроде живой, - подала голос Персефона.
- Да, но любовь всей моей жизни, моя Эвридика, покинула мир смертных! Нет мне жизни без нее, позволь же ей вернуться в царство живых!
Не положено. Ради того, чтобы избавиться от мужика с кифарой, Аид был готов отпустить его бабу, но долг запрещает. А жаль.
- Эвридика… Кажется, я ее помню, есть такая, - снова отозвалась жена. Бог загробного мира грозно глянул на нее, - не порти, мол, имидж, нам надо быть пафосными. Но Орфей истолковал это по-своему, видимо, решив, что прекрасная богиня подземного царства на его стороне, а жестокий муж не позволяет ей помочь. И сделал единственное, что смог – запел. О любви, конечно.
Это было настоящее испытание для богов. Одно из главных правил – быть грозными и серьезными при общении с людьми. Но «золотые лепестки ладоней» и «смерть после любви», разделяемая «лишь сестрой по духу» вызывали прямо-таки гомерический смех. Аид покосился на жену. Ей, видимо тоже было трудно – на глазах от сдерживаемого хохота выступили слезы. Орфей же принял их за проявление сочувствия, и выступление продолжил, не сбавляя градус пафоса.
Наконец, боги не выдержали.
- Хорошо, - Аид хлопнул себя по колену. – Иди, и забирай свою жену. Только больше до срока не возвращайся.
- Правда? – мужик от счастья аж выражаться понятно начал.
- Да, - подтвердила Персефона. – Но с одним условием.
- Все, что угодно!
- С этой самой минуты, и до самого выхода из Царства Мертвых, ты не произнесешь ни единого слова. Только тогда Эвридика станет твоей.
- Согласен! – успел крикнуть Орфей, прежде чем Аид кивнул Харону, и смог наконец расхохотаться.
Говорят, этот гениальный музыкант все-таки что-то вякнул прямо перед выходом из пещеры, и до сих пор плавает в Стиксе.

Несколько лет прошло относительно ровно. Грозный бог загробного мира слова не сказал, когда обнаружил в своей спальне бабочек. Не котики – и то хорошо. И к изящной сервировке он привык, и ко многому другому. Единственное, что огорчало – визиты братьев (к счастью, редкие). Потому что ему стали потихоньку намекать, что если в семье так долго нет детей – значит, там не все в порядке.
Персефона на все реагировала с иронией. И когда, во время ссоры (такое не очень часто, но случалось) он обвинил ее в бесплодии, та рассмеялась:
- Родной, я дочь богини плодородия, а ты – бог смерти. Кто из нас бесплоден?
Аид обиделся. Жена поспешила утешить.
- Да ты не переживай. Сам подумай, что у нас могло бы родиться? Это было бы существо, живое и мертвое одновременно. Такое представить-то сложно.
Она еще многого не знала о будущем человечества. Но все это было потом. А пока он просто извинился перед благоверной, и уже собрался спать, как она ему прошептала:
- У Зевса с этим, кстати, тоже не все в порядке.
- Да ну? Ты хоть знаешь, сколько у него детей?
- Я не про то. Только… - она замялась. - Нас никто не услышит?
Ему стало интересно, в Царстве Мертвых сплетни были редкостью.
- Тебя тут полгода никто найти не мог. Да и кому слышать, кроме нас?
- Ну ладно, - она прижалась к нему и прошептала: - Он не отец Ареса.
Это было просто смешно.
- Не может быть. Гера бы никогда…
- …Не изменила ему. Она и не изменяла, богиня может родить от самой себя.
Они помолчали, думая об одном.
- А знаешь, я могла бы…
К счастью, не смогла. Все-таки, это немного обидно для мужчины.

Однажды весной, собираясь уехать к Деметре, Персефона завела разговор:
- Знаешь, дорогой, ко мне на днях снова заходила мама…
Уже плохо, он ничего не знал о таких визитах.
- И предложила на это лето приехать к ней с тобой. Все-таки вы очень долго не виделись.
Еще хуже. Аид вообще был не особо общительным, а перспектива встречи с тещей его совсем не радовала. И дело даже не в стереотипах. И не в том, что когда-то он поступил не совсем честно, похитив ее единственную дочь. Просто сама по себе встреча бога смерти с богиней плодородия едва ли могла сулить что-то хорошее.
Но жена давно отвыкла от его возражений.
Лето, посвященное высаживанию кустиков и распахиванию полей под пшеницу – не самое страшное. Плохо то, что ничего не взошло. Люди реагировали по-разному: кто пытался задобрить Деметру, поднося ей дары, а кто перестал в нее верить, последних со временем стало больше. Бога смерти отстранили от обработки земли.
И все бы хорошо, валялись бы с Дионисом где-нибудь в виноградниках, потягивая прохладное вино, но неподалеку рос лес, который срочно понадобилось вырубить, да так, чтобы никто не заподозрил божественного вмешательства. Так все лето и прошло, лишь в самом конце нашлась возможность отыграться.
Персефона никогда не была в полисах, и ей захотелось увидеть хотя бы один. Как любящий супруг, он не смог отказать в этом маленьком удовольствии. Так они и проездили весь август по городам, пока жена не заметила, что в каждом из них обязательно происходят загадочные кровавые события.
После этого Аид стал отмечать конец каждого лета трауром. Так и появилось поверье, что больше всего катастроф происходит в августе.

Следующей весной Персефона готовилась к отъезду уже одна, но задержалась на несколько недель: было много возни со вновь прибывшими – встретить, определить вид работ, проводить на место. В один из таких дней она в гневе ворвалась к хозяину подземного царства с криком:
- Я же просила, чтобы ты запретил Харону пропускать сюда живых!
- А что случилось?
Она указала на вошедшего вслед за ней высокого худого человека. Действительно, на мертвого он не тянет. Но и живым быть с такими ранами не мог. И на бога вроде не очень похож.
- Сударь, а вы кто? – спросил Аид, не зная, как обратиться.
- Меня зовут Иисус, добрый человек.
Добрый. Человек. Солидно.
- А вы, простите, мертвый или живой?
- Воскресший.
- И с какой целью вы к нам?
- Сложно сказать. Считайте, что с ревизией.
Быть не может.
- От кого с ревизией? И надолго?
- Дней на сорок. Даже меньше, я уже девять наверху провел. А от кого… От Всевышнего, конечно.
Зевс? Да ну, он бы сам пришел. Но посмотрим.
- А вы же из новых богов, так? – подала голос Персефона.
- Можно и так сказать. Только я теперь буду один.
Хозяева подземелий посмотрели на него с сочувствием.
- Мне, кстати, очень понравилась ваша система разделения наказаний. Только я планирую ее слегка изменить, разделить на девять-десять этапов, ну и еще немного мелочей добавить.
- Простите, но у нас вряд ли найдется место для… - попытался возразить Аид. Новых богов он побаивался.
- А мы к вам никого подселять и не будем. Организуем все отдельно, а у вас все останется как было.
- И здесь больше не будет новых мертвецов? – в голос спросили Аид и Персефона.
- Не будет, - мягко улыбнулся человек.
Боги Подземного Царства еле сдержали дружный крик радости. И действительно, люди у них больше не появлялись.



Категории: Рассказик
комментировать 2 комментария
пятница, 23 августа 2013 г.
Пушистая вечность Шима Танико 06:46:50
Это выдача желаемого за действительное, но так уж получилось.

Теплым кроликом сердце свернулось,
Крепко лапки под брюшко поджав,
Ушко мягко к затылку качнулось,
Отдыхая от нежных забав.
Разум серым котом к батарее
Привалился, тихонько сопя,
Крепко обнял трубу, чтоб теплее
Было мерно урчать про себя.
Стайкой пташек щекочутся мысли,
Разбивая собой горизонт,
Ловят яркие желтые листья
И уносят в горящий восход.
Память маленькой сонной совичкой
Щурит глазки к полдневной звезде,
Оправляя перо с непривычки,
Уступая дорогу мечте.
Лучик солнца в глаза загляделся,
В волосах сплетя сеть паутин...
Сохранить бы пушистую вечность
В скользких каплях минутных рутин.


Категории: Стихи
комментировать 1 комментарий
суббота, 25 мая 2013 г.
внезапно Шима Танико 15:38:24
Меня саму смущает то, что я пишу такие стихи от мужского имени, но уж больно богатый на образы день выдался.

Земля к себе манит зеленой шерсткой,
И тянет прикоснуться к ней рукой,
Но навсегда утратил я покой,
Тревога с нежностью сплелись в ударе хлестком.
Стал груб, противен каждый жест и звук,
И кажется дыханье слишком громким.
Я встретил злую хрупкость камнеломки
В прозрачной коже этих бледных рук.
Арктический цветок живет минуты,
Пробившись сквозь столетья мерзлоты,
Смеются хрупкие, холодные цветы,
Не погибая лишь назло кому-то.
Но потому им не найдешь замены,
Чего не снилось лепесткам роскошных роз,
Которые, поддерживая спрос,
Скупают сотнями подругам бизнесмены.
Да что там эдельвейсы? Орхидеи?
Они приелись всем романтикой пустой.
Лишь этой нежности, всесильной и простой,
Мне не найти роднее и милее.
Но потому не смею подойти,
Ведь навредит малейшее движенье,
А больше мне такого наважденья
Ни в жизни, ни в посмертьи не найти.

Категории: Стихи
комментировать 5 комментариев
понедельник, 4 марта 2013 г.
вот есть меркурий в ретроградеесть ... Шима Танико 13:49:39
вот есть меркурий в ретрограде
есть ретроградная луна
а есть ученый толкотт парсонс
и с ним такая же фигня
четверг, 31 января 2013 г.
Инквизиция Шима Танико 01:09:19
Сюжет приснился, написано, к счастью, утром.

Метает гневно молнии твой взгляд,
Ты говоришь о горнем и духовном...
Но мои мысли сладки и греховны,
Таким, как я, уж нет пути назад.

Ты нам пророчишь бездну и проклятья,
Ты слышишь голоса нездешних труб...
Я вижу только складку твоих губ,
А по ночам - себя в твоих объятьях.

Поправлю косы золотые на плечах,
Струятся складки шелковой одежды.
Зачем ты мнишь себя напрасною надеждой?
Ведь я давно забыла, что такое страх.

И что тебе до наших, смертных, снов?
Твоя дорога - вечная, иная,
Ты босиком пройдешь в ворота рая,
А я же в ад возьму свою любовь.

Здесь все украдкой смотрят на меня,
Я от тебя глаза не отводила.
Мне не страшны проклятья и могила,
Я за твой взгляд пройду сквозь мрак огня.

Я с радостью встаю под злобы град.
Не думай, что исправилась блудница:
Моей судьбы начертаны страницы,
Но жить моей мечте не запретят.

Нам после смерти разные пути,
До боли краток срок порочной страсти,
Но лишь над ней ты не имеешь власти,
Хоть и желаешь мне путем добра пойти.

Твой голос льется в душу, словно яд,
Но ты не станешь мне наставником духовным.
Не страшно мне, что нет пути назад,
Не стыдно мне, что мысли о греховном.

Категории: Стихи
комментировать 11 комментариев
четверг, 17 января 2013 г.
Персонажи Хроник Арции и лампочка Шима Танико 11:11:23
Сандер Тагэре: первым заметить сгоревшую лампочку, но никому не говорить, решив, что раз не заметили, значит, не важно. Потом узнать, какой скандал из-за этого разгорелся, два дня грузиться, что ничего не исправил вовремя. Вкрутить лампочку тайком от всех, пока не стало еще хуже, после чего пойти с «Волчатами» в ближайший кабак отмечать победу над очередными трудностями.

Рафаэль Кэрна: Сначала забить. Потом вспомнить, что истинный байланте никогда не остановится перед трудностями, и вкрутить лампочку, перебив в доме все, что бьется и переломав все, что ломается. Решив, что хозяева дома вряд ли одобрят, на всякий случай сбежать в другую страну и попросить политического убежища.

Луи Трюэль: Обматерить лампочку всеми словами, которые сможет вспомнить. Напиться. Решить, что так даже лучше. Протрезветь, вспомнить, что Сандеру зачем-то нужно было заменить лампочку, и найти новую любой ценой.

Артур Бэррот: Отправиться на другой конец света за новой лампочкой, пообещав, что найдет лучшую в мире. По пути сразиться в одиночку с несколькими армиями Лумэнов, чуть не погибнуть, но найти сносную лампочку. Вернувшись домой, вкрутить ее, таки не узнав, что можно было найти и получше в двух кварталах от замка. Да и какая разница, зато кто-нибудь потом напишет балладу о его трудном пути во имя лампочки.

Сезар Мальвани: подумать, что долг рыцаря – защищать всех, кто живет под его крышей. Поэтому вкрутить лампочку самостоятельно, предварительно проведя тщательный расчет, чтобы она больше не перегорала.

Дариоло Кэрна: попытаться вкрутить лампочку самой. В итоге разбить лампочку, порезаться, и расплакаться от осознания собственной бесполезности и беспомощности. Плакать, пока не придут Рафаэль или Сандер, которые пожалеют ее, угостят шоколадкой и вкрутят лампочку.

Филипп Тагэре: удивиться, что в замке вообще были лампочки. Несколько дней думать, как выйти из такой неловкой ситуации, выслушивая советы придворных, потом махнуть рукой и попросить Сандера разобраться.

Элеонора Вилльо: Закатить скандал. Заявить Филиппу, что все это происки Сандера, мечтающего отобрать у нее власть. После чего запереться в своей комнате и вынашивать планы мести, надеясь, что лампочку вкрутит кто-нибудь другой.

Базиль Гризье: Психануть. Напиться. Подумать, что на него опять свалили всю грязную работу. Вкрутить лампочку, помечтать о том, чтобы она упала на голову кому-нибудь из его родни, а потом узнать, что эта лампочка вообще никому не была нужна.

Анастазия: Позвать Марию и пообещать зажечь ритуальные свечи, если через пять минут в Обители не будет светло. Задуматься о том, что за магия могла погасить свет. На всякий случай отправить сгоревшую лампочку в орден антонианцев – пусть думают, что она все про них знает.

Марта Тагэре: прийти в ужас, подумав, что лампочка имеет отношение к огню и свету, и заодно вспомнив, что ее саму как-то чуть не сожгли. Но напомнить себе. Что женщины рода Тагэре всегда ставили долг выше личных слабостей, и вкрутить лампочку, а потом всю ночь рыдать в подушку от ужаса.

Кардинал Евгений: послать к чертям всех, кто попытается ему помочь. Заявить, что он еще в состоянии все сделать сам. Вкрутить лампочку, а потом неделю проваляться в лихорадке.

Обен Трюэль: Тщательно собрать информацию о том, где лучше всего производят лампочки, а также о том, по чьей вине могла сгореть предыдущая. Виновника – совершенно случайно, конечно, - отравить, после чего заказать себе лампочку из лучшего хаонгского стекла.

Онорина: Подумать, не навредит ли новая лампочка Жаклин, Рафаэлю или Сандеру. Вкрутить ночью тайком от всех, утром на всякий случай выкрутить.

Жаклин рэ Фло: Решить, что сама все равно ничего не сможет, поэтому отправить слезное письмо с мольбами о помощи первому, о ком вспомнит (скорее всего – Сандеру).

Рауль рэ Фло: Понять, что хозяева дома над ним издеваются, подсовывая неисправные лампочки. Переехать жить к их главным врагам, терзаясь угрызениями совести.

Эстела рэ Фло: сказаться больной и несколько дней не выходить из комнаты, не желая видеть сгоревшую лампочку. Но вспомнить, что об этом могут узнать Лумэны, и вкрутить самую яркую лампочку, какую сможет найти.

Шарль Тагэре: Долго сидеть на подоконнике и думать о возможных последствиях своих действий. Решить, что Арции это пойдет только на пользу и вкрутить лампочку, после чего спрятаться, чтобы об этом не узнали рэ Фло и опять не позвали править страной.

Рамиэрль (Роман Ясный), Ларэн, Норгэрель или Аддар: долго ржать над смертными, которым зачем-то понадобилось заключать световой шар в стекло, после чего зажечь свет с помощью нормальной эльфийской магии.

Залиэль: рассудить, что если для спасения мира нужна гибель одной лампочки – то это справедливо, и новую вкручивать не нужно. Но потом передумать и все же вкрутить, потому что лампочка – это символ ночного света, а значит, может стать новым талисманом Клана Луны.

Клэр: Увидеть разбитую лампочку. Подумать, что это красиво. Нарисовать. Вкрутить новую. Включить. Увидеть желтый цвет и погрузиться в печаль.

Эанке Аутондиэль: заявить, что она – Дитя Звезд, и не должна заниматься грязной человеческой работой. Разбить лампочку о стену и ждать, пока кто-нибудь из Дома Лилии вкрутит новую.

Нанниэль: С сомнением посмотреть на лампочку. Подумать, соответствует ли это эльфийскому этикету. Осознать, что была не права, презирая людей. Вкрутить лампочку, надеясь, что Астен и Эмзар об этом не узнают.

Астен: Загрустить от того, что все бренно. Написать сонет о сгоревшей лампочке. Вкрутить новую, а старую оставить на память.

Эмзар: посочувствовать людям, не способным использовать магию. Отправить вкручивать лампочку кого-нибудь из младших эльфов, ибо у самого дел полно.

Герика: разозлиться на всех, кто мог быть виновен (в первую очередь – ни себя). Вызвать Дикий Ветер, закрутить его по направлению резьбы на цоколе и вкрутить лампочку. Здание превратится в руины, а все присутствующие – в фарш, но новая лампочка будет вкручена, а старая – отмщена.

Рене Аррой: Слезть с подоконника. Отбросить со лба светлую прядь. Посмеяться над врагами, попытавшимися расстроить его планы. Вкрутить лампочку шпагой, по пути случайно заколов кого-нибудь из шпионов Годоя.

Проклятый: вспомнить Циалу, которая несколько раз бросала его из-за невкрученных лампочек и невынеснного мусора. Впасть в депрессию, но лампочку все же вкрутить, забыв отключить электричество. Сжечь током кисти рук, восстановить с помощью магии.

Илана: закатить истерику, влепить пощечину первой попавшейся служанке. Подумать, что Рене бы никогда такого не допустил. На всякий случай закатить еще одну истерику (вдруг кто не видел) и отправить Уррика вкручивать лампочку.

Уррик: подумать, честно ли для воина Ночного Народа связываться со светом. Но вспомнить, что он солдат, и приказы не обсуждаются, и вообще он делает это ради своей королевы. Но через пару недель на всякий случай написать об этом в Эланд.

Михай Годой: прийти в ярость. Изнасиловать Мариту. Быть застуканным Иланой, выслушать ее истерику, разбить что-нибудь ценное. После чего отправить разбираться с проблемой кого-нибудь из гоблинов.

Шандер Гардани: улыбнуться, с готовностью взяться за дело, никому не говоря, что колено, простреленное гоблинами, все еще болит. Потом на несколько недель лишиться возможности двигаться.

Марита: увидеть разбитую лампочку, понять, что совершила роковую ошибку. Чтобы никто не заметил, послать Преданного разбить все лампочки в замке, а самой сброситься с крепостной стены.

Максимилиан: Произнести пламенную речь о том, что ночь темна и полна ужасов, но только он может спасти несчастных людей, вкрутив лампочку, которая разгонит мрак ереси. Тайком послать кого-нибудь другого вкручивать лампочку, заслуги присвоить себе.

Криза: в мрачной решимости смотреть на лампочку, пытаясь перебороть природный страх перед светом. Напомнить себе, что делает это ради любви к Уррику, и что мужчина решает, а женщина идет за ним, не задавая вопросов. Вкрутить лампочку, очень надеясь, что сделала все правильно, потому что вообще-то видит ее впервые.

Категории: Фанфик
понедельник, 10 декабря 2012 г.
Долгое возвращение (по Хроникам Арции) Шима Танико 13:01:58
Босиком по холодным кинжалам,
Босиком по снежинкам и пеплу,
Отвечая на раны оскалом,
Завыванием Дикого Ветра.
Не царица, не ангел, не демон,
А последнее мира спасенье.
Расплатись же, сожженная ведьма,
За отца своего преступленье!
Убивай без пощады и боли,
Помогай без надежды и крика,
Убеждай, оставляя лишь волю,
Потому что последнее – выбор.
Ты ведь знаешь, что это за путы:
Все слова, и поступки, и мысли
С твоей самой первой минуты
Никогда от тебя не зависели.
За кого тебя замуж отдали?
Для чего пробуждать в тебе Силу?
Скольких из-за тебя убивали?
Разве ты хоть о чем-то просила?
Даже пламенной страсти желанье,
Пусть обманом, но все же разрушил
Тот костер, что, стерев твою память,
Все ж не смог повредить тебе душу.
Так иди сквозь миры и пространство,
Прозябай на задворках Вселенной,
Управляя в чужих государствах,
Забывая про возвращенье,
Чтобы неосторожное слово
От ожогов избавило память,
И швырнуло к забытому дому,
Где тобою детей лишь пугают,
Где отпустишь проклятье из плена,
Где спасешь короля из трясины,
Где ты станешь щитом и победой!
А пока – босиком через иней.


Категории: Стихи
комментировать 2 комментария
воскресенье, 7 октября 2012 г.
Пока без названия Шима Танико 12:58:11
Но если хоть кто-нибудь дочитает этот воплощенный пафос до конца и поможет - буду благодарна :3
Примечание: Кэп намекает, что пов - необязательно положительный персонаж.
Подробнее…Натали сидела и скучала. Дао конца рабочего дня оставалось три часа, но особого значения это не имело.
Да, после работы можно поехать в какой-нибудь клуб, благо выбор огромный. Можно заглянуть в мега-супер-гипер-молл, там наверняка найдется распродажа со скидками в 127,3 %. Можно записаться в салоне на стрижку или маникюр. А можно поехать домой смотреть «Доктора Хауса». Не все ли равно?
На дискотеке она была вчера, в солярии – позавчера, жизнь от этого не менялась, от постоянной скуки не спасало ничто. Поэтому ей было,